Чудотворные иконыЧУДОТВОРНАЯ ИКОНА МАТЕРИ БОЖИЕЙ ПОЧАЕВСКАЯ (ПОКРОВСКАЯ)

ЧУДОТВОРНАЯ ИКОНА МАТЕРИ БОЖИЕЙ ПОЧАЕВСКАЯ (ПОКРОВСКАЯ)

в СВЯТО-НИКОЛАЕВСКОМ СОБОРЕ СВЯТО-ПОКРОВСКИЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ, г. КИЕВ

В истории основания Покровской женской обители и в жизни Ее Императорского Высочества Великой княгини Александры Петровны Романовой (1838-1900) важное значение имеет чудо милости Божией, явленное августейшей строительнице в исцелении ее от тяжкого недуга – паралича, которым Великая княгиня была одержима почти 10 лет.

Отлучившись суеты Двора, она искала утешение подле небольшого живописного образа Божией Матери Почаевской. А затем удалилась в Киев – Русский Иерусалим, чтобы наслаждаться в болезни хотя бы звоном колоколов многочисленных монастырей и храмов.
Вскоре Бог положил на душу Великой княгине решимость возвести в Киеве женскую обитель в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Однако как это сделать, когда сама с постели почти не встает, а здесь столько энергии потребуется?
В Киев Великая княгиня Александра Петровна прибыла в 1881 году недвижимой, и в течение нескольких лет, до самого своего переезда в новопостроенную обитель, ее всегда видели лежащей на одре болезни или совершающей передвижение из одной комнаты дворца в другую, в парк или сад при посредстве особо приспособленного ручного экипажика. Таким же способом в глубокую ночь 1 июля 1889 года августейшая строительница тихо, ни для кого не видимо переехала со своими фамильными иконами и в сопровождении первых насельниц монастыря в Покровскую обитель.
13 февраля 1900 года, по окончании литургии, матушка за чаем вспомнила о том, как она исцелилась от иконы Царицы Небесной Почаевской, которую ее отец получил в дар от Почаевской Лавры со следующими словами: «Не было случая, чтобы Царица Небесная не исцелила прибегающих с верой к Ее иконе». «И как я, – говорила ее Высочество, – тогда без веры взирала на эту святыню, то и не могла получить исцеления. А вот когда Господь привел устроить монастырь с больницей для страждущих, я с верой воззрела на икону Царицы Небесной Почаевской и помолилась такой молитвой: «Матерь Божия, Царица Небесная! Воздвигни меня от одра болезни и сподоби служить Твоему Пресвятому имени до последнего моего издыхания!» После чего постепенно, опираясь на бока кушетки, с помощью прислужницы спустила ноги и впервые, после многих лет, могла встать на них… Несколько дней я скрывала свою радость, а потом поведала тайну игумении Неофите и матери Каллисфении».
Тут же ее Высочество вспомнила, как она в Петербурге была выброшена взбесившимися лошадьми из экипажа. Как она в начале болезни плавала по морям, как стояла у подножия Святой Горы Афон и там в беседе со старцами афонскими находила большое утешение: «Я, как пчела, в моей жизни собирала и слагала в сердце то, что мне нужно было, и среди мирской жизни всегда жила своею духовной, внутренней». Рассказывала, как она, поселившись в Киеве в 1881 году после плавания, прикованная к постели, находила единственное внутреннее радование от непрестанной Иисусовой молитвы и чтения Псалтири, которую Великая княгиня именовала «источник вечнаго радования». «Ибо, – говорила, – испытала внутренним опытом своей жизни, что во время страданий телесных и душевных Иисусова молитва и чтение Псалтири дают покой душевный и неизъяснимую радость». Рассказывала, как в тиши болезненного одиночества зрела мысль об устройстве общины. Когда скончался ее августейший брат и был наложен по нем при дворе ее Высочества траур на год, она, пользуясь этим случаем, не сняла его с себя и девушек и постепенно готовилась к устройству обители, несмотря на несочувствие окружавших ее. Ее Высочество вспоминала о предсказании Феофана Затворника о ее монастыре: «Будут пчелки, да еще какая матка».
В 1889 году, переселившись из Липок в монастырь, она писала своему супругу о желании облечься в форму сестер.
Великий князь великодушно, в трогательных словах телеграммы согласился на это, дал милостивое соизволение на принятие иночества и император Александр III. Облекшись в иноческую одежду 3 ноября того же года, Великая княгиня приняла тайное пострижение от афонского иеромонаха с именем Анастасии. Кто совершал постриг, об этом ее Высочество никогда никому не говорила. С тех пор Великая княгиня повела жизнь свою согласно иноческим обетам и с большим усилием стала возводить монастырь, построила множество келейных и больничных корпусов, поставила прекрасные храмы. А в самом величественном, в честь святителя Николая Мирликийского, установили чудотворный образ Божией Матери Почаевский, у которого услышана была молитва Великой княгини.
Уникальность светлой личности «матушки Великой» (так с любовью называли ее в народе) состоит в том, что она – первая и единственная представительница династии Романовых, посвятившая себя монашескому подвигу, отрекшаяся от мира и всех его благ ради служения Евангельским идеалам милосердия, правды и добра.
Скончалась Великая княгиня Александра Петровна, в инокинях Анастасия 13 апреля 1900 года в 1 час 35 минут и погребена была против алтаря Покровской церкви. Скромный крест и неугасимая лампада украшают ее могилу.
Образ Почаевской Божией Матери (Покровской) в годы безбожного лихолетья защитил обитель от разорения, а после – и от закрытия. По традиции святая икона стоит напротив игуменского места, напоминая настоятельнице монастыря о Небесной Игумении обители.
Более четверти века, приняв на себя игуменское бремя послушания и образец милосердия матушки Великой, окормляет обитель матушка-игумения Маргарита (Филькина).
В праздник Почаевской иконе Богородицы 5 августа совершается и чествование святого образа Покровского.