Чудотворные иконыЧудотворная икона апостола Иоанна Богослова

Чудотворная икона апостола Иоанна Богослова

Мужской монастырь в честь св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова находится на правом берегу реки Оки, в селе Пощупово Рыбновского района Рязанской области, в 25 километрах от города Рязани.

Монастырское предание относит возникновение обители к концу XII или началу XIII столетия. Считается, что она была основана греческими монахами-миссионерами, которые пришли на эти земли по приглашению великого князя Рязанского для просвещения местных язычников светом Христовой веры. Они принесли в дар великому князю от константинопольского патриарха чудотворную икону апостола Иоанна Богослова. Сама эта икона, по преданию, помещенному в славянском Прологе под 26 сентября, была написана чудесным образом в Византии мальчиком-сиротой в| VI столетии по Р. X. Вот что повествует это предание:
В небольшом городке близ Константинополя жил мальчик по имени Гусарь, который обычно нанимался пасти гусей. На воротах этого города был помещен образ святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Каждый раз, когда мальчик выгонял гусей за ворота, он садился на песчаное место, бывшее там, и, взирая на образ апостола, пытался изобразить его пальцем на песке, молясь: «Господи, дай мне научиться написать образ сей, желает этого душа моя!» У Гусаря ничего не получалось, он заглаживал нарисованное и начинал все сначала. Так продолжалось целых три года.
Однажды мальчику явился Иоанн Богослов в виде седого старца – таким же, каким был изображен на иконе, – и спросил: «Что это ты, Гусарь, пишешь?» Мальчик отвечал: «Посмотри на городские ворота. Видишь образ Иоанна Богослова? Его третий год и учусь писать».
«Ты хочешь научиться писать иконы?» -спросил вновь Иоанн Богослов. «Да, – отвечал Гусарь, – очень я этого желаю». Тогда апостол написал записку: «Я, Иоанн Богослов, возлежавший на честной груди Господней и пивший Тайную Его Чашу, к тебе, Хинарь, послал этого мальчика Гусаря. Научи его писать иконы лучше, чем умеешь сам».
Запечатав записку перстнем, апостол дал ее Гусарю, сказав: «Иди в Царьград, там есть царский иконописец по имени Хинарь, который пишет в золотых царских палатах и ездит всегда на заутреню в храм святой Софии. Дождавшись его, дай ему грамоту сию. Скажи – Иоанн Богослов дал ее мне – и иди за ним». После этих слов апостол стал невидим.
Придя в Константинополь, мальчик увидел царского иконописца и отдал ему записку. Гусарь поведал ему все, что с ним приключилось. Зависть объяла сердце художника – как бы этот ребенок не превзошел его самого в иконном письме.
В это время некий царедворец построил каменный храм и заказал для него Хинарю местный образ Иоанна Богослова. Мастер, поручив Гусарю растирать краски для иконы, отправился к заказчику, задержавшись там по Промыслу Божию до обеда. И снова явился мальчику Иоанн Богослов и спросил: «Что делаешь, Гусарь?» Тот отвечал ему: «Тру краски мастеру моему, писать икону Иоанна Богослова». И сказал ему Иоанн: «Встань, пиши». Гусарь, затрепетав, отвечал: «Я ни кисти в руки не брал, ни учился». Иоанн сказал: «Смотри на меня и пиши». Мальчик взял в руку кисть, а апостол стал этой рукой с кистью водить по доске.
Когда образ был написан, апостол стал невидим, а вся мастерская просветилась от иконы, как от солнца. Мастер, вернувшись, удивился тому, что случилось. Икону отнесли к царю, который вскоре сделал Гусаря придворным иконописцем.
Когда Гусарь вырос, он на обратной стороне иконы написал список с того чудотворного образа Пресвятой Богородицы, написанного апостолом и евангелистом Лукой, который после своего явления на Руси на реке Тихвинке в 1383 году получил название Тихвинского. Эта-то икона, на одной стороне которой была изображена Матерь Божия с Предвечным Младенцем, а на другой – возлюбленный ученик Господа и нареченный сын Пресвятой Богородицы, апостол любви Иоанн Богослов, и стала через шесть столетий главной 1 святыней Свято-Иоанно-Богословского монастыря.
Шло время. Монастырь рос. Наступил страшный для Руси 1237 год. 16 декабря полчища хана Батыя, разбив перед этим в кровопролитной битве объединенные силы рязанских князей, осадили старую Рязань. Враги сожгли город, 1 перебили его жителей. Стотысячное татаро-монгольское войско двинулось на Коломну. На пути Батыя стоял Иоанно-Богословский монастырь. Сам апостол и евангелист Иоанн Богослов встал на защиту избранного Матерью Божией и им святого места. Монастырское предание рассказывает, что хан Батый со своими воинами был приведен в ужас грозным явлением Иоанна Богослова. Батый отказался от мысли разорить обитель. Он с несколькими приближенными приехал в монастырь и привесил к чудотворной иконе свою золотую печать, которая впоследствии сохранялась на ней 416 лет. В 1653 году при архиепископе Рязанском Мисаиле, когда чудотворный образ временно находился в старом Успенском соборе Рязанского кремля, печать была снята на позлащение большой водосвятной чаши.
В XVI – первой пололовине XVII века монастырь неоднократно терпел разорения со стороны крымских татар. Предание рассказывает, что после одного из таких разорений была попытка перенести монастырь в более безопасное место – в село Высокое Михайловского уезда. Однако святому апостолу Иоанну Богослову неугодно было оставаться там. Чудотворная икона апостола скрылась из храма и была обретена вновь в Пощупово, но не на старом месте, а несколько севернее, в монастырском лесу на огромном дубе, где ныне стоит собор во имя апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Настоятель с братией вернулись на прежнее место, а дуб же этот до самого построения собора оставался постоянно зеленеющим деревом. А недалеко от этого места по молитвам святого апостола Иоанна Богослова открылся святой целебный источник. При расчистке площадки для храма дуб спилили, а доску, сделанную из него, положили наверх главного престола. Впоследствии эта доска была перенесена в новый Успенский собор монастыря.
До революции два монастырских храма Иоанно-Богословский (в котором хранилась главная святыня обители — образ св. Иоанна Богослова в золотой ризе) и Успенский – стояли на горе Проще, в недрах которой сохранились прокопанные в XVII веке пещеры и соединяющие их коридоры.
О чудотворном образе дореволюционный справочник говорит: «Икона, написанная тысячу лет назад, переходившая с места на место и ни разу не возобновленная, сохраняет первоначальную свежесть красок. Есть что-то живое в лике апостола…» Образ этот прославился многими чудесами. Так, по молитве пред иконой св. Иоанна Богослова была прекращена холера в окрестных городах и селах в 1848 и 1892 годах, а в 1865-м остановлен пожар в Пощупове. А сколь многочисленны исцеления паломников!
В обители часто бывал юный Сергей Есенин. Считается, что его строки: «И зовет их с большой колокольни Гулкий звон, словно зык чугуна» – написаны именно об огромной колокольне Иоанно-Богословского монастыря.
Ныне судьба величайшей святыни Русской Православной I Церкви, чудотворной иконы святого апостола Иоанна Богослова, неизвестна. Она исчезла в период разорения обители в революционные годы. Предполагается, что икона была спрятана монахами от безбожников, чтобы те не осквернили ее.
Рассказывают, как в 1931 году местные девочки, увидев, что иконы в Успенском соборе монастыря нет на месте, а на ее месте висит список с нее (XVI века, который находится сейчас в Рязанском государственном музее-заповеднике), спросили у братии монастыря: «Куда вы дели икону? Вы нам скажите, ведь вы все равно не сможете вернуться, а на ваше место придут другие монахи. Мы им расскажем, и они возьмут ее». На что старший из братии, архимандрит Зосима, ответил: «Передайте тем монахам: как нам явился святой апостол Иоанн Богослов, так и тем монахам явится». Эти таинственные слова дошли до нас от местных жителей, некоторые из которых действительно дожили до того момента, когда в монастырь пришла новая братия.
Сейчас в монастыре находится список с чудотворной иконы, который уже тоже прославился чудесами исцелений от телесных и душевных недугов. Здесь земля сливается с небом, а земное бытие – с небесным. Всех, кто хоть раз побывал в Свято-Иоанно-Богословском монастыре, с непреодолимой силой тянет вновь войти в святые врата обители апостола любви, возлюбленного ученика Господа нашего Иисуса Христа и окунуться в благодать вполне реальной небесной обители.